Создать публикацию

Republic - Стоит ли помогать англичанам, разоблачая ГРУ?

https://t.me/res_publica

3 октября 2018 г. Олег Кашин.

Международный интерес к российской разведке ставит сегодня перед антипутински настроенными россиянами вопрос о допустимости государственной измены.

Бобер, Голубев, Татарка, Бахтин, Домрачев, Нестеренко, Пестерев, Пономарев, Федичкин, Ясенев, Мелехин, Панков – двенадцать человек. Один из них, как предполагает журналист Сергей Канев, может быть известен как Александр Петров из пары «Петров и Боширов», а одиннадцать остальных – просто офицеры ГРУ, прописанные по тому же адресу, что и Анатолий Чепига, про которого уже сложилось что-то вроде консенсуса, что Боширов из той же пары – это он, Чепига. В распоряжении Сергея Канева, как он пишет, есть список из 123 российских разведчиков, учившихся вместе с Чепигой. Сам Канев на прошлой неделе уехал из России, опасаясь уголовного преследования.

Таковы условия этической задачи, заданной нам на очередном витке дела об отравлении Сергея и Юлии Скрипаль. Но вообще это, наверное, неправильная формулировка – случай Сергея Канева выходит за пределы дела Скрипалей и заслуживает того, чтобы назвать его эпизодом выстраивания отношений между гражданами России и государством, продолжающегося уже много лет и до сих пор не завершенного.

Динамика этих отношений такова, что с каждым годом и каждым днем у гражданина все больше оснований воспринимать государство как внешнюю силу, с гражданином никак не связанную и вообще ему враждебную: выборы, полиция, суды, пенсионная реформа – нужное впишите сами, и так все понятно. В предыдущей серии было «Новое величие»: оперативник инкогнито сидит в компании молодых людей, которые не знают, что завтра станут обвиняемыми по экстремистскому уголовному делу. И вот можно пофантазировать: в этой же компании оказался опытный журналист (назовем его Сергеем Каневым, почему нет), который смотрит на оперативника, понимает, что с этим человеком что-то не то, и начинает копать – социальные сети, системы распознавания лиц, пиратская база данных с Горбушки, круг знакомств, семейные связи. За какие-нибудь дни до того, как всех должны арестовать, выходит статья: вот этот провокатор, он на самом деле капитан полиции, сотрудник центра «Э», имя, фамилия, адрес, а вот заодно – список его сослуживцев, и если вы кого-нибудь знаете, то бегите от них.

Публикация, конечно, ⁠скандальная, и выглядит так, что она, разумеется, ⁠еще нуждается в проверке. Но имена ⁠названы, потенциальные жертвы ⁠предупреждены, и раскрытый оперативник остается наедине со своим уголовным делом (и, вероятно, ⁠стаканом водки), ⁠а вся компания молодых людей, которую он собирался посадить, разбежалась и разъехалась ⁠по разным странам. Такой хэппи-энд, про который никто даже не представляет, до какой степени он «хэппи» – Анна Павликова из упомянутого дела о «Новом величии» спит где-нибудь в Вильнюсе в обнимку со своим плюшевым единорогом, и никакой тюрьмы в ее жизни нет вообще, продолжается детство, все хорошо. И нет, конечно, никаких сомнений, что журналист (еще раз назовем его Сергеем Каневым) сделал доброе и правильное дело, потому что эшник для простого человека, чего уж там, враг и источник опасности – по умолчанию.

То есть задача про эшника легко решается – эшника стоит разоблачать, эшнику стоит ломать карьеру и жизнь, потому что минус один эшник – это минус сто уголовных дел за репосты и минус десять реальных тюремных сроков для людей, которые их не заслужили, то есть минус сколько-то сломанных жизней обычных российских граждан. Выбирая между Анной Павликовой и эшником, нужно выбирать Анну Павликову, и хэппи-энд – это когда она обнимает своего единорога, а эшник в одиночку глушит водку, понимая, что ему теперь только охранником в ночной магазин. Задача про эшника – простая.

А теперь усложняем условия задачи. Вместо эшника – разведчик, вместо Анны Павликовой – разведчики и контрразведчики чужих стран. Разведчик, в отличие от эшника, не противостоит обычным русским людям, он противостоит иностранным силовикам. Разведчика вообще нет в жизни обычных русских людей, они его и не видели никогда, если не считать Анну Чапман, которую показывают по телевизору. Вот при таких условиях – как решается задача, что нужно делать?

Механически переносить сюда условия задачи про эшника – ну вот так и поступил Сергей Канев. Социальные сети, пиратские базы, открытые источники, и все ГРУ как на ладони. Неоценимая помощь и британской полиции, расследующей отравление Скрипалей, и британской (или какой угодно еще – американской, да даже украинской, без разницы) разведке, которая и безо всяких Скрипалей традиционно интересуется этими именами, адресами и званиями. В конце концов, сам Скрипаль когда-то свои услуги англичанам предложил именно как кадровик тогдашнего ГРУ – сидел на картотеке, а англичан интересовали имена в ней.

В противостоянии российских граждан с российским государством честнее и разумнее быть на стороне российских граждан. В противостоянии российского государства с другими государствами никаких моральных оснований для выбора в пользу иностранцев нет. Ни одно государство на свете не заинтересовано в том, чтобы обычным русским людям было хорошо, и вставая на сторону чужой разведки и чужого государства, российский гражданин делает сознательный выбор не в пользу российских граждан.

Наверное, никто не вправе осуждать человека и за такой выбор, но и закрывать глаза на него не стоит. Логика внутреннего противостояния не переносится автоматически и на внешнее, там все по-другому, и превращение гражданской войны в империалистическую – еще хуже, чем превращение империалистической в гражданскую, потому что жертвой в такой войне всегда будет именно твоя страна (та, в которой была гражданская война). Многие антипутински настроенные россияне погорели на этом в 2014 году, когда неприязнь к российской власти у них как-то сама собой конвертировалась в симпатии к батальону «Азов» и СБУ. Международный публичный интерес к ГРУ ставит сегодня перед антипутински настроенными россиянами вопрос о допустимости государственной измены, и, даже если вы собрались отвечать на этот вопрос положительно, попробуйте, по крайней мере, это отрефлексировать – уверены ли вы, что, помогая западным спецслужбам, вы решаете какие-то российские проблемы? Какие именно? Каким образом? Кому вы делаете лучше, кому хуже?

Еще стоит сказать, что публичная деконструкция мифа о таинственном ГРУ – в каком-то смысле историческое событие. Все увидели, как просто, отслеживая судьбы выпускников военных училищ, обнаруживать вещи, которые государство пытается скрывать, но не может, потому что живет по доинтернетовским правилам, по ламповому олдскулу. Можно вообразить, какими глазами на происходящее смотрит и власть – наверное, так она смотрела на российскую армию во время войны в Грузии, после которой, в общем, и началось «приведение к новому облику», колоссальное увеличение военных расходов и прочие вещи, благодаря которым расцвел российский милитаризм в наше время. Понятно, что и по поводу военной разведки после истории с «Петровым и Бошировым» будут делать выводы, затыкать дыры и тратить, тратить, тратить деньги – может быть, для этого потребуется еще одна пенсионная реформа или какой-нибудь налог, про который как-то сразу будет понятно, что это «на ГРУ».

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica