Создать публикацию

Republic - «Нам надо полностью пересмотреть свое отношение ко сну»

https://t.me/nopaywall

16 апреля 2017 г. Анастасия Зырянова.

Автор книги об отношениях человека со своим телом Джеймс Хэмблин – о том, как жить, чтобы не подорвать здоровье.

Современный человек часто рассинхронизирован со своим собственным телом, больше беспокоясь о карьере, стиле жизни и досуге, чем о собственном самочувствии. Во что мы сами себя загоняем и что с этим делать? Как правильно работать? Каким должен быть идеальный дом здорового человека? Об этом Republic поговорил с Джеймсом Хэмблином, старшим редактором The Atlantic, доктором медицины и автором книги If Our Bodies Could Talk («Если бы наши тела могли говорить»).

undefined

– Вы окончили медицинский колледж и получили степень, но предпочли заниматься журналистикой в сфере здоровья. Как и почему это произошло?

– После колледжа я стал заниматься лучевыми исследованиями – расшифровкой снимков магнитно-резонансной томографии, компьютерной томографии, результатов УЗИ, рентгеновских снимков. Но вдруг понял, что это не то, чем я хочу заниматься полвека. Я хотел заняться чем-то творческим, поэтому через три года я взял перерыв, перестал ходить на курсы повышения квалификации и стал писать, а затем устроился редактором отдела здоровья на сайт The Atlantic. Я написал одноименную с моей рубрикой книгу – своего рода сборник всех этих моих исследований. Но я не считаю, что бросил медицину. Я просто не делаю хирургические операции и не выписываю рецепты. Но нам еще только предстоит подстроить мостик между медициной и общественностью. Я считаю, что остаюсь в медицине «одной ногой».

– Какие мифы о здоровье вас больше всего раздражают?

– Например, ⁠люди считают ⁠вредным глютен. Это миф гуляет по миру. ⁠Думаю, все это из-за недопонимания. Определенно, для некоторых глютен вреден. ⁠Но в этом плане он похож на арахис– ⁠для людей, которые страдают от аллергии на арахис, этот ⁠орех может стать смертельным. А другие вполне могут его есть. Это ⁠вполне разумно, если вдуматься, но про глютен почему-то считают, что если он вреден некоторым (страдающим целиакией), значит, он вреден всем. Хотя пока что у нас нет научных доказательств этому.

– Ваша рубрика на сайте The Atlantic называется «Если бы тела могли говорить». Что бы они сказали первым?

– Для большинства людей, по крайней мере, в США, это было бы требованием организма больше спать.

– Вы считаете нехватку сна крупнейшей современной проблемой?

– Не уверен насчет крупнейшей, но это определенно серьезная проблема. В нашей культуре считается, что, если что-то делаешь без перерыва на сон, это говорит о твоей силе или преданности делу. Но на самом деле ты просто причиняешь вред своему здоровью и подрываешь режим. Это не имеет никакого смысла. Думаю, нам надо полностью пересмотреть свое отношение ко сну.

Г– Как еще люди портят себе здоровье по собственной воле?

– Думаю, мы испытываем большой стресс, пытаясь вписаться в определенные социальные роли и представляя себя так, как этого от нас требует общество. Офисная работа, думаю, тоже относится к таким вещам…

– На самом деле это был мой следующий вопрос.

– Я об этом много думаю. Это большая проблема. Вот я, например, сижу весь день в офисе, но в середине рабочего дня хотя бы могу заняться спортом, поиграть в баскетбол с утра. Физическая активность влияет не только на наше физическое, но и на психическое здоровье.

– Да, мы часами просиживаем в офисе перед компьютерами, но что, по-вашему, с этим можно сделать? Сможем ли мы в будущем как-то от этого избавиться?

– Возможно, да. Я не знаю, насколько сильно изменится этот распорядок. В теории у нас может появиться больше интерфейсов, которые увеличат нашу мобильность, выведут нас в постоянный онлайн. Вы видели такую штуку, которую можно закрепить на лице, чтобы, когда вы общаетесь в людных местах, это никого не беспокоило (имеется в виду гаджет типа Hushme Republic)? Выглядит дико. Она закрывает рот так, чтобы, когда отвечаешь на звонок в метро или еще где-то, нельзя было потревожить стоящих рядом. Возможно, в будущем мы сможем разгуливать в очках с защитными экранами, в огромных наушниках и чем-то, закрывающим рот. На первый взгляд это кажется безумием, ведь лучше присутствовать там, где ты есть в данный момент физически, вместо того, чтобы болтать с кем-то на другом краю света. Но это лучше, чем сидеть в офисе в течение десяти часов.

– Устройство, которое помогает не беспокоить других людей во время звонков – это хорошо, ведь нас окружает постоянный шум. Я весь день работаю в коворкинге, тут много людей, и фоновый шум постоянно в моей голове, по 9 часов в день. Это как-нибудь влияет на наше здоровье?

– Известно о негативном влиянии подобных шумов во время сна. Не уверен, что шумовое «загрязнение» настолько серьезно днем. Но у людей, которые живут и работают в постоянном и сильном шуме, есть определенные проблемы со здоровьем, включая потерю слуха и заболевания нервной системы. Но сидеть в заполненном людьми пространстве для работы, кафе, и слышать, как люди просто болтают – не знаю, так уж ли это плохо. Это может отвлекать от работы, но мы же живем в обществе, в маленьких группах, где принято много разговаривать, так что, возможно, лучше быть в местах, где люди говорят друг с другом, чем сидеть в одиночестве в тишине большую часть времени.

– Каким может быть идеальный рабочий режим для такого офиса?

– Мне довольно сложно давать рекомендации неизвестным людям, потому что в них будет элемент произвольности. Например, если я скажу, что не нужно сидеть весь час напролет, кто-то обязательно возразит: почему именно час, где доказательства, что это оптимальный период? Но это дельное правило: нужно вставать и двигаться, по меньшей мере, в течение пяти минут каждый час. Нужно также попытаться оптимизировать свое рабочее пространство, как можно больше стоять. Если сделать все это, в офисе можно работать долго – при условии, что вы будете вставать, двигаться, разговаривать с людьми. Если просто сидеть в тесном пространстве без движения, не стоит заниматься этим больше 3–4 часов в день. Так что все зависит от вас. Думаю, стоит взглянуть на работу так, будто вы готовитесь к марафону и равномерно распределяете свои силы.

– Вы описывали в книге период, когда во время учебы в ординатуре сильно недосыпали. Вообще возможно, будучи студентом, вести здоровый образ жизни?

– Получая медицинское образование, нам приходилось работать в больнице и, по сути, там же и жить, бодрствовать по 30 часов и быть постоянно на связи – ты мог понадобиться в любое время. Думаю, быть студентом настолько тяжело, насколько ты сам делаешь это занятие тяжелым. Нет почти никаких причин для недосыпа, даже если вы работаете полный рабочий день и учитесь одновременно. В медицинских вузах тяжело, но даже там нужно находить 8 часов для сна. Правда, когда начинаешь работать в больнице, там нужно выходить посменно, и этот график ты уже не контролируешь – действительно можно проработать подряд 30 часов. Поэтому не думаю, что врачам стоит учиться и работать одновременно.

– Получается, врачи, которые лечат других людей, за собственным здоровьем не следят.

– Так и есть. В нашей культуре преданность своей профессии – это когда ты не заботишься о себе, так как уделяешь все время заботе о других. Думаю, это неправильно. Это все равно что управлять таксопарком, но не думать о заполненных бензином баках. Без бензина такси не поедет. А если не ухаживать за мотором, машина выйдет из строя, и таксист никого никуда не сможет отвезти. Поэтому мы должны думать в том же духе и о симбиотической связи между нашим здоровьем и нашей работой. Врачи – ужасный пример. К сожалению, так исторически сложилось с медицинским образованием, и дело здесь в нашем восприятии преданности делу как повышенной интенсивности работы.

– Что вы думаете о практике сна «по частям», несколько раз в день по несколько часов? Как вы считаете, это полезно?

– Думаю, с некоторыми это будет работать. Я слышал о людях, которые просыпаются среди ночи и час или два могут продуктивно работать в одиночестве, а затем возвращаются ко сну и спят еще 3–4 часа. И чувствуют себя прекрасно. В своей книге я привожу следующее правило: если в течение суток вы уделяете сну 7–8 часов, как большинство людей, это хорошо вне зависимости от того, как вы «набираете» эти часы.

Можно спать периодами по 2–3 часа, просто телу надо будет приспособиться к этому графику. Но большинство скажет, что такой режим допустим, только лишь когда у тебя есть работа, которая требует сна короткими частями. Главная проблема в так называемом полифазном сне, когда люди спять по 90 минут 5 раз в день, – это наносит им ущерб в социальном плане.

– Какие новые устройства или технологии меняют то, как мы относимся к себе и заботимся о нашем здоровье?

– С врачами теперь можно связаться с помощью современных коммуникационных платформ: написать SMS, пообщаться в видеочате. Конечно, когда ваши пациенты хотят быть на связи постоянно – это проблема для врача, которому приходится наблюдать пару тысяч больных. Но в целом такая возможность – это благо. Чтобы пойти на прием к врачу, надо выполнить много формальностей – заполнить формы, ждать, отпроситься с работы. Всего этого теперь можно избежать с помощью этих новых технологий. Это делает отношения с пациентом более прочными, это не обычная короткая встреча на осмотре раз в году.

– Не думаете ли вы, что дистанционная медицина рискованна? Ведь для постановки диагноза врачу нужно увидеть пациента, осмотреть его.

– Врачи сами могут определить, когда им на самом деле нужно увидеть пациента. Зачастую они просто быстро отвечают на вопросы, и для таких консультаций вовсе необязательно приходить лично. Если же у врача появляются какие-то опасения, подозрения на что-то серьезное, то он всегда может пригласить пациента на осмотр. Это позволит сэкономить и время, и деньги в системе здравоохранения, которая очень недешева.

– Вы можете описать идеальный с точки зрения здоровья дом? Как он должен быть устроен?

– Разные вещи работают для разных людей. Полагаю, идеальный дом – тот, который близок к сообществу, в котором представлено много поколений, где можно чувствовать себя в безопасности, где есть тихое место для сна, есть доступ к озелененной территории. Не так важно наличие коврика для йоги или спортзала, если у вас есть способ вести активную в физическом плане жизнь – в широком смысле слова. Если ваша работа требует движений, например, вы работаете на строительстве, нет нужды ходить в спортзал. Если же вы целый день сидите в офисе, в этом больше смысла, но это необязательно должен быть спортзал: можно играть в баскетбол, футбол – все, что вам по душе и помогает вести активную жизнь. Вы даже можете жить в крошечной квартирке – я, например, именно так и живу, и это помогает мне проводить меньше времени дома, заставляет быть более активным в социальном и физическом плане. А есть люди с огромными особняками, в которых есть спортзал, бассейн, но их такой дом скорее изолирует от общества.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nopaywall