Создать публикацию

Republic - «Кровь и почва». Как авторитаризм манипулирует понятием «народ»

https://t.me/nopaywall

14 апреля 2017 г. Григорий Голосов.

Народ – основной источник власти. Это положение можно использовать в разных целях.

Слово «народ» – важное. Обычно оно фигурирует в преамбулах конституций как указание на основной источник власти. Широко используется оно и в публичной политической речи. Как публицист я употребляю его довольно часто, а в научных текстах значительно реже. Оно и понятно: при исследовании реальных политических процессов редко приходится оперировать терминами, настолько сильно завязанными на «высокую» теорию. Но иногда приходится. А значит, следует разъяснить другим, а также прояснить для себя, что именно подразумевается под этим словом. Иначе будет путаница.

Начну с чуждой мне мысли, без упоминания о которой, однако, не обойтись. В правых политических идеологиях, предельным примером которых может служить национал-социализм, под «народом» понимают общность людей, связанных узами крови (общего этнического происхождения) и почвы (исторической территории). Эта общность, будучи в своей основе материальной, создает между принадлежащими к так понимаемому народу людьми глубокую духовную связь и генерирует общую политическую волю. Ее выражением становится национальное государство. С момента его создания народ оказывается подчиненным феноменом, весь смысл существования которого сводится к служению государству, ибо состав народа преходящ, а государство – как высшее выражение его идеи – вечно.

Мы знаем, ⁠к чему привело ⁠нацистскую Германию подобное теоретизирование. К сожалению, охотники мыслить ⁠о народе в терминах «крови и почвы» не переводятся, и в современной российской публицистике (в том ⁠числе и наукообразной, например у Александра Дугина), а также у некоторых ⁠журналистов и комментаторов, в том числе и в общедоступных СМИ можно найти этому ⁠обильные подтверждения. Я полагаю, что современные авторитарные режимы приходят к подобной логике ⁠с неизбежностью, вытекающей из основных условий их существования.

В либеральной традиции «народ» понимается как сообщество людей, проживающих на общей территории и создающих на этой территории свое государство. Оно нужно не для того, чтобы служить выражением духа народа и его высшей цели. Государство нужно для того, чтобы обслуживать некоторые базовые нужды людей, и прежде всего – их потребность в безопасности, а также для того, чтобы гарантировать свободу одних людей от покушений на нее других. Таким образом, государство – это предприятие общественного обслуживания, как булочная или прачечная. Оно не имеет ценности само по себе. Его ценность состоит исключительно в том, чтобы справляться со своими служебными функциями.

Проблема состоит в том, что для выполнения этих функций государство должно обзавестись силовым аппаратом и иными ресурсами, которые ставят его в весьма выигрышное положение по отношению к народу. Кроме того, государство отличается от булочной или прачечной своей безальтернативностью. Если тебе не нравится нынешнее государство, но покидать его территорию ты не хочешь, деваться некуда: хочешь не хочешь, но имей дело с теми чиновниками, которые называют себя государством здесь и сейчас.

Смысл демократии состоит в том, что народ получает возможность время от времени, а именно в годы общенародных голосований, увольнять этих чиновников и назначать других. Более того, ровно постольку, поскольку народ становится политическим сообществом, а не только территориальным, он сохраняет качество народа. Условием для его существования служат свободные выборы. Именно они выступают как базовый способ формирования и выражения политической воли народа. Но для поддержания этого политического сообщества нужны дополнительные средства. Первое и главное из них – это свобода собраний. Возможность выйти на улицу с политическими требованиями позволяет высказать свои претензии к власти вне графика, заданного выборным циклом. Кроме того, эта возможность незаменима для тех общественных групп, которые не согласны с большинством и стремятся его переубедить.

Само понятие о народе нуждается в дополнении, делающем акцент не на общность коллективной воли, а на ее внутреннюю сложность. Это понятие – «общество», которое проще и точнее всего определить как народ в его многообразии. Основной способ существования общества – это не митинги и демонстрации, а свободные СМИ. Именно они должны информировать и народ, и чиновников о разнообразии общественных мнений. Но надо заметить, что свобода слова и свобода собраний тесно связаны между собой, ибо одна из основных функций СМИ – сообщать о публичных проявлениях недовольства. СМИ, которые под давлением государства игнорируют эту функцию (как это было во время недавних выступлений в России), просто не являются свободными.

Основные демократические свободы – выборов, собраний и слова – вместе гарантируют существование народа. Смысл авторитаризма состоит, в широком смысле, в том, чтобы упразднить народ, сделать его просто подданными. В абсолютных монархиях прошлого это проявлялось явно. Современные авторитарные режимы претендуют на поддержку народа, и именно поэтому им приходится прибегать к идеологическим манипуляциям, которые неизбежно приводят их к идеям «крови и почвы».

В этом кроется причина одной из особенностей современного авторитаризма, для обозначения которой я воспользуюсь позаимствованным у Теодора Адорно словом «фашизоидный». Я нахожу это слово исключительно подходящим, поскольку оно отсылает и к фашизму как идеологическому феномену, и к своеобразному раздвоению сознания, которое характеризует отношение современных авторитарных режимов к подвластному населению.

Современные авторитарные режимы не могут обойтись без понятия о народе как о политическом сообществе. Именно на этом понятии строится их риторика легитимности. Отсюда – важная роль, которую в электоральных автократиях играют выборы. Нет нужды подробно говорить о том, что смысл выборов эти режимы выхолащивает, подменяя их референдумами о доверии власти и лишь на низовом уровне допуская безобидные соревнования между местными знаменитостями. Такой же подмене подвергается и общество. В общедоступных СМИ допускается некоторое разнообразие мнений – по преимуществу «правильных», но иногда и «неправильных», при условии, что они будут достаточно дружно освистаны. Митинги проводятся в основном в поддержку власти, но не возбраняются и даже получают некоторое освещение в СМИ разного рода публичные акции по вопросам, лишенным политической остроты.

Но суррогатный характер всего этого антуража, который позволяет авторитарным режимам притворяться демократиями, создает для них серьезную проблему. Для ее решения они с неизбежностью обращаются к понятию о народе, позаимствованному из идеологического арсенала крайне правых. Именно это понятие в конечном счете служит основным оправданием их власти. Отсюда – рассуждения об исторической судьбе, «духовных скрепах» и геополитике, ставшие в последние годы навязчивыми темами государственной пропаганды в России. Политики и политические комментаторы, развивающие эти темы, оказывают довольно большое и постоянно растущее влияние на массовое сознание. Это тревожит, потому что дистанция между фашизоидностью как идеологическим явлением и фашизмом как политической практикой не так уж велика.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nopaywall