Создать публикацию

Republic - Интернет по паспорту. Как маргинальные идеи и законопроекты становятся реальностью

https://t.me/nopaywall

12 апреля 2017 г. Михаил Тищенко.

Идея о запрете детям пользоваться соцсетями кажется неосуществимой. Но это пока.

Скандальный законопроект Виталия Милонова – о запрете соцсетей для детей моложе 14 лет – пока кажется непроходным. От него отмежевалась «Единая Россия», советник президента по интернету Герман Клименко назвал его «поверхностным и безответственным». Однако не стоит расслабляться.

Инициативы об ужесточении контроля над интернетом появляются регулярно. Запрет социальных сетей для детей уже обсуждался на уровне детского омбудсмена Анны Кузнецовой. А тот же Клименко, говоря об информационной безопасности, ссылался на опыт Китая, ограничивающего доступ к интернету. Собственно, идею «интернета по паспорту» еще пару лет назад продвигала Елена Мизулина. Она же предлагала считать использование сети «отягчающим обстоятельством» при совершении преступлений.

Кажущиеся на первый взгляд совершенно безумными законопроекты, как показывает практика, могут быть приняты, хотя и в менее радикальных формах. А иногда то, что казалось маргинальной инициативой, вполне может стать официальным законом. Мы вспомнили самые яркие примеры, как это происходило.

Закон против ⁠геев

Еще в 2002 ⁠году депутат Геннадий Райков – лидер Народной партии ⁠– внес в Госдуму проект закона о запрете гомосексуальности. Фактически о возврате в УК статьи, ⁠существовавшей при советской власти. За это депутат ⁠предложил сажать на срок до пяти лет. Авторы проекта ⁠объяснили это «защитой духовно-нравственных основ, присущих русскому народу».

Скандальный проект (среди его ⁠авторов, как сообщалось, был и Дмитрий Рогозин) так и не был принят. Но после голосования Райков анонсировал еще один закон – против «пропаганды в СМИ сексуальных извращений». Все это ради защиты «подрастающего поколения».

Год спустя идею попытался реанимировать один из лидеров партии «Родина» Александр Чуев. За «пропаганду гомосексуализма» он предложил ввести уголовную ответственность. Как и Райков, он ссылался на интересы детей. Кроме того, интересы верующих.

«Оскорблять чувства остальных граждан, среди которых, кстати, много верующих, для которых мужеложство – смертный грех, а также влиять на подрастающее поколение гомосексуалы не должны», – заявлял он.

undefined

Позднее такие законы появились на местном уровне – например, в Санкт-Петербурге. А в 2013 году закон против «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» приняла Госдума. Среди прочего в него попала установка о «социальной неравноценности традиционных и нетрадиционных отношений».

Закон о богохульстве

В 2003 году депутат Чуев предложил ввести уголовную ответственность за богохульство. Виновных – сажать на срок до пяти лет.

«Случаем, как выразился Чуев, культурного экстремизма, который и сподвигнул его на создание законопроекта, – описывала его опыт пресса, – стала передача, в которой ведущая рассказывала о том, что внешность Христа мы не знаем, а израильские ученые ее восстановили… и потом показали это изображение, которое, по мнению Чуева, и является оскорблением, так как Христос на нем похож на беса».

undefined

Закон тогда так и не был принят. Но об идее вспомнили в 2012 году – на фоне дела группы Pussy Riot, записавшей видео в православном храме (самих участниц группы посадили по другой статье).

В 2013 году закон об оскорблении чувств верующих вступил в силу. Виновных он позволял сажать на срок до трех лет.

Закон Яровой

Весной 2016 года депутаты от «Единой России», включая Ирину Яровую, внесли пакет законопроектов, ужесточающих уголовное законодательство, контроль над интернетом и религиозной деятельностью. Декларируемая цель – борьба с терроризмом.

Сама Яровая заявила, что цель закона – «создавать те новые инструменты для наших правоохранителей и спецслужб, которые будут охранять общество».

Среди прочего пакет предусматривал лишение гражданства РФ за ряд преступлений, а также запрет на выезд из России (сроком на пять лет) для тех, кому «объявлено официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений» (в основном речь шла о терроризме). Иначе говоря, для тех, кого лишь только заподозрят в том, что он может нарушить закон.

Кроме того, провайдеров обязывали хранить весь трафик (а не только информацию о контактах пользователей) в течение трех лет. Эксперты подсчитали, что объем данных составит 157 эксабайт (157 млрд гигабайт), что потребовало бы около 30 тысяч стоек – больше, чем в любом из крупнейших центров обработки данных.

После волны протестов некоторые пассажи из законопроектов убрали – исчезли пункты о лишении гражданства и запрете на выезд. Ослабили и требования к операторам связи – их обязали хранить весь трафик до полугода (норма о трехлетнем хранении данных о контактах пользователей осталась в силе). Впрочем, это все равно грозит операторам огромными расходами. Согласно недавней оценке Российского союза промышленников и предпринимателей – до 10 трлн рублей (закон также грозит подорожанием услуг связи и ростом инфляции).

В итоговой версии также осталась ответственность за недоносительство. Она предусматривает тюремное заключение на срок до полугода.

Закон о Крыме

Присоединение Крыма, конечно, сложно отнести к законопроектной деятельности. Однако принцип привыкания общества к кажущейся безумной идее здесь абсолютно тот же. Призывы отобрать Крым у Украины звучали в России задолго до 2014 года. В том числе со стороны депутатов.

«Необходимо рекомендовать российскому правительству отказаться от экономической поддержки Украины и поставить вопрос о возврате Крыма России», – заявлял еще в 1995 году Владимир Жириновский. В Госдуме даже прикидывали, как именно это можно сделать (это происходило на фоне конфликта с тогдашней украинской властью). Формальным основанием, по словам депутатов, мог стать разрыв договора о дружбе с Украиной.

Занимавший тогда пост мэра Москвы Юрий Лужков прямо говорил о необходимости вернуть Севастополь. «Когда Лужков говорит, что Севастополь надо вернуть, я за, но вначале нужно денонсировать договор о госгранице и Договор о дружбе и сотрудничестве, – рассуждал депутат Семен Багдасаров. – И только после этого можно ставить вопрос о Севастополе».

В июне 2008 года Госдума официально обратилась к президенту и правительству РФ с предложением разорвать договор. По неофициальным данным, обращение было согласовано с Советом безопасности России. Тогда все это выглядело совершенно нереалистично. Однако в 2014 году эта идея была реализована. Правда, совсем по другому сценарию – с переброской войск и референдумом, проведенным в нарушение Конституции Украины. А уже после этого депутаты действительно приняли закон о включении Крыма и Севастополя в состав РФ.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nopaywall