Создать публикацию

Republic - «Доктор Смерть». История нейрохирурга, который калечил пациентов

https://t.me/res_publica

5 октября 2018 г. Ира Соломонова.

Кристофер Данч провел 37 операций, 33 из них закончились очень плохо. Два года его не могли остановить.

В 2017 году американский нейрохирург Кристофер Данч, которому журналисты дали прозвище «Доктор Смерть», был приговорен к пожизненному заключению. Он получил этот срок за свою работу в качестве врача. Последним пациентом хирурга был Джефф Глайдвел, страдавший от боли в шее. Операцию нельзя назвать успешной: согласно материалам дела, Данч ошибочно принял часть мышцы шеи за опухоль, надрезал голосовые связки, проколол артерию, продырявил пищевод, заткнул отверстие губкой и зашил пациента, закончив операцию. После этого Глайдвел провел 4 дня в реанимации, несколько месяцев проходил реабилитацию и до сих пор может есть только маленькие кусочки пищи.

Это – лишь один случай из богатой практики Данча, в результате действий которого целый ряд пациентов получили повреждения нервов, остались хромыми, утратили способность ходить или погибли. То, что такое в принципе возможно, выглядит невероятным. Работа сертифицированных врачей в больницах, кажется, находится у всех на виду, случаи угрозы здоровью и жизни людей подробно освещаются, а адвокаты только и ждут возможности заработать на исках. Но дело Кристофера Данча, о котором рассказываетжурналистка Лаура Бейл в ProPublica, сломало все стереотипы.

Данч всегда любил добиваться сложных целей. В старшей школе и колледже он упорно тренировался, чтобы достичь успеха в американском футболе, и, хотя не обладал особенными талантами в этом виде спорта, брал настойчивостью – это видели и однокашники, и тренеры. Через несколько лет, поняв, что вряд ли сделает хорошую спортивную карьеру, Данч решил стать врачом, а именно – нейрохирургом. В 1995 году он начал обучение в медицинском колледже Мемфиса при Университете Теннесси, где изучал стволовые клетки и рак мозга; там же он получил медицинскую степень в 2001 году. Журналисты, расследовавшие дело Данча, так и не смогли выяснить, насколько серьезной была его подготовка, констатирует Бейл. Нейрохирург во время обучения в резидентуре должен провести порядка 1000 манипуляций, но, судя по записям, представленным в ходе следствия, Данчу удалось окончить учебу с менее чем сотней операций.

Об отношении ⁠Данча к работе и своему мастерству говорит то, ⁠что он мог провести всю ⁠ночь на вечеринке ⁠с выпивкой и наркотиками, а утром отправиться в больницу как ни в чем не бывало. ⁠По рассказам ⁠бывших бизнес-партнеров (какое-то время Данч был совладельцем биотехнологического стартапа), врач мог ⁠начать свой рабочий день с водки и апельсинового сока, а дома держал кокаин; коллеги хирурга также подтвердили, что он мог употреблять наркотики перед осмотром пациентов. В Университете Теннесси заявили, что однажды просили хирурга сдать тест на наркотики, но тот «пропал на несколько» дней и таким образом избежал проверки.

Это не помешало ему стать терапевтом в клинике по лечению позвоночника в 2011 году и получить место хирурга в Медицинском центре Бэйлора в Техасе, причем больница выдала ему аванс в размере $600 тысяч. Бывшие коллеги рассказали, что своими глазами видели рекомендательные письма из медшколы, в которых нового врача описывали как трудолюбивого, высокоэтичного и «одного из лучших и умнейших нейрохирургов», которые там только учились.

Через несколько месяцев Данч ушел из клиники позвоночника из-за конфликтов с коллегами (им не нравилось, что он ведет себя, как всезнайка, и при этом может уехать в Лас-Вегас вместо приема пациента), но остался работать в Бэйлорской больнице, где 20 декабря 2011 года провел операцию мужчине по имени Ли Пэссмор, страдавшему от боли в спине. Ассистировавший Данчу хирург рассказал на суде, что был поражен тем, как странно совершались манипуляции: Данч резал там, где не нужно, вызывал обильное кровотечение и неправильно устанавливал искусственные элементы в позвоночник. В результате вмешательства Пэссмор не только не избавился от боли в спине, но и начал испытывать трудности при ходьбе.

Следующий пациент нейрохирурга, Барри Моргулофф (также с жалобами на спину), проверил имя врача в интернете. Все, что он смог раскопать, – великолепные отзывы, которые полностью подтвердились на приеме. Прекрасный, уверенный в себе врач сказал именно то, что пациент хотел услышать: «Я вас вылечу». Моргулоффу требовалась рутинная операция, но в ходе нее Данч снова начал импровизировать и производить потенциально опасные манипуляции. В результате в позвоночном канале пациента остался фрагмент кости; несмотря на последующую корректирующую операцию, Моргулофф теперь вынужден ходить с тростью, а его боль, скорее всего, с годами будет усиливаться. В следующем месяце очередной пациент (и школьный приятель) Данча после операции оказался навсегда парализован.

Больница, где работал нейрохирург, потребовала от него пройти тест на наркотики (от которого он снова уклонился) и перевела его на более простые процедуры, но и там продолжали происходить странные вещи. У школьной учительницы Келли Мартин с защемленным нервом после операции ноги покрылись пятнами и стали дергаться так, что медсестрам пришлось ввести ее в сон, от которого она так и не очнулась – оказалось, что Данч перерезал один из крупных сосудов позвоночника, и женщина погибла от кровопотери.

После внутренней проверки Данч в апреле 2012-го уволился «по собственному желанию» и меньше чем за 3 месяца нашел работу в Медицинском центре Далласа (Dallas Medical Center) – больнице на севере города. Поскольку увольнение было «добровольным», больница не сообщила о хирурге в медицинскую комиссию штата Техас и не внесла его в Национальную базу данных практикующих врачей, где содержится информация о нарушениях и злоупотреблениях со стороны медиков. Это не единичный случай, объясняет ProPublica: хотя база данных создана, чтобы отслеживать недобросовестных врачей, медицинские учреждения неохотно вносят туда сведения, опасаясь, что это навредит карьере человека или навлечет судебные иски на саму больницу.

Одна из пациенток Данча в Медицинском центре Далласа умерла через несколько дней после операции из-за повышения внутричерепного давления, вызванного – как выяснилось уже постфактум – неправильными действиями хирурга. Вторая после вмешательства проснулась в агонии и больше не смогла встать на ноги. Описания результатов действий Данча, которые дали врачи, пытавшиеся исправить его работу, просто поражают: хирург неправильно ставил диагноз и неправильно лечил, сверлил ненужные дырки в позвонках, вставлял винты и пластины не в те места, взрезал кровеносные сосуды, ампутировал нервы, оставлял в позвоночнике осколки костей, а затем зашивал пациентов и отправлялся домой. Уже через неделю руководство больницы объявило Данчу, что отстраняет его от работы.

Самое парадоксальное, что и в этом случае учреждение не сообщило о враче, калечившем больных, в Национальную базу данных, хотя отправило рапорт в медкомиссию штата. Та начала свое расследование, но пока оно шло, карьера хирурга продолжалась. К тому времени, как в январе 2013 года в Базу данных практикующих врачей поступило сообщение о Данче (это сделал адвокат одного из пациентов), он успел провести еще одну операцию в новой клинике. У Жаклин Трой, страдавшей от боли в шее, Данч надрезал голосовые связки и одну из артерий.

Даже после этого история невероятного нейрохирурга не закончилась. В мае 2013-го очередная больница Далласа приняла его на работу, где он вскоре прооперировал Джеффа Глайдвела. Хирург, позднее пытавшийся исправить его работу, назвал вмешательство «попыткой убийства», а Данча «социопатом, которого необходимо отлучить от медицинской практики».

Это случилось только в конце июня 2013 года, после вмешательства нескольких врачей, адвокатов и журналиста; к тому времени медицинская комиссия рассматривала дело Данча 11 месяцев. Его медицинскую лицензию отозвали лишь через 5 месяцев: комиссия не могла поверить, что врач, недавно закончивший обучение, может обладать настолько плохими навыками. За 2 года практики хирург прооперировал 37 пациентов. 33 из них в результате получили повреждения или осложнения, которые невозможно назвать ожидаемыми.

Как все это вообще могло произойти? С одной стороны, Данчу помогало личное обаяние. Его пациенты и многие коллеги видели в нем человека, который излучал полную уверенность в том, что сделает все на высшем уровне. С другой, предполагает Бейл, дело в простой математике. Врач-нейрохирург приносит своей больнице в среднем $2,4 млн в год – для администрации учреждения это деньги, которые нельзя упускать.

После отзыва лицензии Данч переехал из Техаса в штат Колорадо и объявил о банкротстве, имея долги на $1 млн. Как-то раз, двумя годами позже, после выхода статьи о нем в Texas Observer, экс-хирург ответил изданию в комментариях на сайте. Там он назвал операцию Моргулоффа «полностью успешной». После этого прокуратура Далласа вновь заинтересовалась врачом, и 21 июля 2015 года он был взят под арест. Ему предъявили 4 обвинения в причинении вреда с отягчающими обстоятельствами и одно – в нанесении травмы пожилому человеку (в ряде штатов преступления против пожилых или недееспособных караются более строго).

Провальных операций, проведенных Данчем, было куда больше. Но из-за специфики законодательства и особенностей здоровья пациентов многим сложно претендовать на компенсации и даже найти адвокатов, которые взялись бы за их хлопотные дела. «В штате Техас дело о врачебной халатности не стоит времени и сил адвоката», – констатирует Моргулофф. В конечном счете 19 пациентов Данча (или их правопреемники) получили компенсации. Суд по обвинению в нанесении вреда здоровью пожилого человека стартовал 2 февраля 2017 года, присяжные признали действия хирурга намеренными и приговорили его к пожизненному заключению. Почему Данч во время операций действовал настолько странно – из-за недостатков обучения или по собственному желанию – остается невыясненным. Но его адвокаты уверяют: когда эксперты на суде объяснили многочисленные врачебные ошибки Данча, тот изменился в лице, как будто что-то понял.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica